Этапы большой разрухи

Мы уже писали о ходе медреформы в Пятихатском районе Днепропетровской области. Писали о развале и заброшенности больничных корпусов, о неприкаянном медицинском персонале, часть из которого уже осталась на улице, другая же только ждала реформы своей судьбы. Теперь уже можно говорить о первых плодах практически завершившейся реформы здравоохранения в одном отдельно взятом районе.

 

Врачей нет, и не будет

До начала реформы здесь были больницы в селах Желтое, Лиховка, Вишневое, Саксагань и собственно в райцентре Пятихатки. Построены они, разумеется, все были во времена «плохого» социализма. Больницы охватывали определенное количество близлежащих сел. Советская власть заботилась о человеке, а для этого была выстроена мощная система здравоохранения, нацеленная на быстрое и эффективное оказание медицинской помощи.

Во времена украинской независимой демократии сельские больницы прекратили свое существование. Но зато на их месте в полупустых зданиях начали свою работу пункты так называемой семейной медицины. Структура – плоть от плоти дореволюционных земских врачей и работает по той же схеме. Правда, вместо двуколки у семейного врача есть автомобиль, весь же остальной подход к работе взят из практики начала прошлого века. Остатки не выброшенных за борт рынка педиатров, хирургов, неврологов, которые по десять лет получали свою профессию, за несколько месяцев переучили на «семейных врачей» и отправили лечить все болезни. Но даже этот урезанный штат в открывшихся пунктах наполнен лишь процентов на пятьдесят. Семейных врачей катастрофически не хватает. Пополнение обещают прислать лет через десять, если еще будет, кого лечить. Именно столько времени нужно, чтобы подготовить профессиональных семейных докторов в медицинских вузах.

В соответствии с реформой медпункты созданы и в других селах района. Однако, по словам первого секретаря Пятихатского райкома КПУ, депутата районного совета Владимира Николаевича Бережного, который вот уже два года занимается проблемами ФАПов и прочими последствиями медреформы, эти пункты не работают, несмотря на вывески, появившиеся практически сразу после объявления о реформировании здравоохранения: «Врачей в этих учреждениях просто нет, и даже не предполагается. Перед сессией голова районного совета мне так и сказал: «И не думайте, что при вашей жизни в этих пунктах появится врач». Получается, нас попросту кинули с этой реформой и в прямом и в переносном смысле. На всех же углах говорили, что мы приближаем медицину к человеку. На деле они в ряде случаев вообще лишили человека медицинского обслуживания».

 

По совету Артемия Филипповича

Другая всплывшая в связи с реформой проблема – это так называемая реструктуризация скорой медицинской помощи. Теперь она поделена на два странных и по звучанию и по сути формирования – «экстренную» и «неотложную». То, что эти слова – синонимы, реформаторов не смутило – возможно, даже наоборот, запутанность понятий дает волю трактовке их значения. А правила их работы еще более запутанны. В субботу и воскресенье, например, неотложная помощь не работает (выходные). А экстренная работает только по определенным заболеваниям и исключительно по жизненным показаниям. Остальным категориям заболевших граждан в эти дни, видимо, предлагается потерпеть, пока их заболевание перейдет в стадию, опасную для жизни. Но зато и в одной, и в другой структуре есть диспетчер, обязанный дать телефон семейного врача, которого, как сказано выше, в половине сел попросту нет.

Результаты не замедлили сказаться. Летальность во вторичной медицине резко возросла, так как скорые привозят больных, находящихся уже на грани смерти. О какой своевременности при таком подходе можно вообще говорить, если неотложная помощь откладывается, а экстренная работает тогда, когда уже поздно что-либо делать.

И, наконец, ещё одна проблема, которая негласно, но была заложена в основу реформы. По словам Владимира Бережного, семейные врачи практически не отправляют своих больных в область. Никому не хочется гонять транспорт и жечь подотчетный бензин, тем более в условиях, когда машина может понадобиться в любой момент. Больные, полечившись у педиатра от ревматизма, а у онколога от насморка, едут в область своим ходом. Поскольку автобусное сообщение с областью у нас развито не лучше, чем медицина, большая часть попросту решают предоставить себя судьбе.

«Чем ближе к натуре, тем лучше, – говорил попечитель богоугодных заведений Артемий Филиппович Земляника из гоголевского «Ревизора». – Человек простой, если умрет, то и так умрет, если выздоровеет, то и так выздоровеет». Думаю, именно его метод лечения и был взят нашими чиновниками за основу в ходе проводимой реформы. И было бы смешно, если бы перестройка здравоохранения на манер гоголевских времен воплощалась в комедийной литературе, а не в реальности.

Виталий Свободин


Комментарии
Зарегестрируйтесь на сайте, чтобы оставлять комментарии
Организации
На главную страницу комитета Закрыть