О последствиях, как всегда, не думали

Выгодно ли Киеву и Кишинёву закрывать границу с Приднестровьем на замок, ключ от которого будет находиться в Вашингтоне?
В молдавских и украинских СМИ продолжают на все лады комментировать возможность введения на границе Украины с Приднестровьем совместного украино-молдавского пограничного и таможенного контроля. Кроме вваливания в массы плодов собственных заумствований авторы публикаций привлекают и «артиллерию более мощного калибра» – когда анонимных, а когда и идущих на интервью со снятой маской представителей киевского и кишинёвского политического истеблишмента. Причём сама идея преподносится как всеобщее благо.
Что характерно, разговоры о введении совместного контроля на границе ведутся на фоне другой новации украинских властей – отдать на откуп одной из частных британских компаний часть таможен. Не исключено, что среди них окажутся и расположенные в Одесской и Винницкой областях, граничащих с Приднестровьем. Тем более что нынешний губернатор Одесской области активно начал процесс разгосударствления. Но если порты – хоть и стратегические объекты, но всё же хозяйствующие субъекты, то таможни входят в систему государственной власти. Что выиграет от этого Украина, наверное, знают только киевские мудрецы. Причём далеко не все из представителей украинских властей согласны с таким подходом. Руководитель Государственной таможенной службы Украины уже заявил, что если таможни всё же перейдут под управление британцев, это будет заведомо неконституционный шаг. То же самое можно сказать и о привлечении молдавских пограничников и таможенников к контролю за украино-приднестровской границей.
Самое интересное, что киевские власти тем самым сделают смачный плевок не только в лицо своим таможенникам, но и европейцам. В 2005 году президенты Приднестровья и Молдовы обратились к Евросоюзу за помощью в контроле за приднестровско-украинской границей. В Брюсселе с удовольствием откликнулись – была создана EUBAM (Миссия Европейского Союза по приграничной помощи Молдове и Украине). За все годы деятельности миссии её сотрудникам ничего не удалось обнаружить предосудительного – ни контрабанды оружия, ни проявлений наркотрафика и торговли людьми, да и факты товарной контрабанды были мелковаты для наклеенного в Киеве и Кишинёве Приднестровью ярлыка «Черная дыра». Этот самый эпитет недавно употребил в адрес ПМР новоявленный губернатор Одесщины Михаил Саакашвили. Говоря о контрабанде из Приднестровья, он не привёл ни одного факта. Вообще-то плевать в украинских таможенников и EUBAMовцев стало признаком хорошего тона не только на Украине, но и в Молдове. Недавно молдавский вице-премьер Виктор Осипов в интервью интернет-порталу «Ньюсмэйкер» заявил, что на приднестровско-украинской границе царит «полный бардак, бесконтрольность, плюс коррупция». «Я взял на себя обязанность это (введение совместного контроля. – Прим.ред.) обсуждать в Киеве... Я говорил, что мы не хотим, чтобы принятые Украиной меры по контролю препятствовали честной торговле. Пусть это будет борьбой с контрабандой, а не с честной торговлей», – добавил Осипов.
Вся загвоздка заключается в том, что уже на протяжении многих лет Кишинёв и Киев усиленно борются именно с честной приднестровской торговлей. Молдова в середине 90-х годов стремилась вступить во Всемирную торговую организацию, но ею были поставлены условия решить экономические противоречия с Приднестровьем. Поэтому 8 мая 1997 года Кишинёв, скрепя сердце, пошёл на подписание в Москве Меморандума «Об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем», в статье 3 которого сказано, что Тирасполь имеет право «самостоятельно устанавливать и поддерживать международные контакты в экономической, научно-технической и культурной областях». Кроме сторон молдо-приднестровского конфликта его в присутствии представителя ОБСЕ подписали руководители России и Украины. Заявленные в Меморандуме права Приднестровью были обеспечены. В частности, приднестровские таможенные органы получили печати. Но, получив членство в ВТО, Молдова уже в сентябре 2001 года приняла новое таможенное оформление, известив международное сообщество о недействительности старых таможенных печатей. Приднестровью новые так и не были переданы. Приднестровские таможенники до сих пор пользуются печатями образца, согласованного сторонами в 1996 году. С 2006 года к экономической блокаде Приднестровья подключилась и Украина. Тогда Киевом был перекрыт приднестровский экспорт. Украина пошла на это в ущерб себе – многие украинские предприятия использовали готовую продукцию и комплектующие, производимые на приднестровских предприятиях.
В Кишинёве, правда, хотели большего: чтобы Украина перекрыла ещё и приднестровский импорт. Но в Киеве посчитали, что и так уже навредили себе, поэтому на эти просьбы молдавских партнёров по экономическому удушению Приднестровья не откликнулись. Правда, в прошлом году Украина сама проявила инициативу. Сначала украинские таможенные власти стали устраивать не мотивированные ничем проволочки с оформлением приднестровских грузов в портах. Затем столь же безмотивно стали просто задерживать грузы и на сухопутной границе, как идущие с Украины, так и транзитные. Наконец, уже в этом году Киев ввёл запрет на перемещение через приднестровско-украинскую границу подакцизных товаров.
Кроме экономического вреда себе Украина, пытаясь душить Приднестровье, наносит удар и по собственному имиджу как суверенного государства. Передача представителям других государств, а тем более частным компаниям, функций по охране границы – вещь небывалая в мировой практике. К тому же Украина наряду с Россией и ОБСЕ – гарант и посредник в переговорном процессе по молдо-приднестровскому урегулированию. Все предпринимаемые с 2006 года действия по отношению к Приднестровью вовсе не вяжутся с этим статусом. Фактически Киев защищает интересы одной стороны конфликта, что вряд ли укрепляет его имидж на международной арене.
Можно, конечно, говорить об определённых выгодах от затеи с совместным патрулированием Кишинёва. Молдова уже давно обращалась к Украине с просьбой допустить её пограничников и таможенников на границу с Приднестровьем. До сих пор Киев отвечал молчанием. Особенно для Молдовы актуальным это было в период, когда для проживающих в Приднестровье немолдавских граждан единственными воротами во внешний мир была украино-приднестровская граница. В Молдове, как все ещё помнят, за отсутствие вида на жительство приднестровцы, имеющие, скажем, российское или украинское гражданство, платили штрафы. Пограничный молдавский патруль на украино-приднестровской границе, будь он поставлен в те времена, перекрывал бы большинству приднестровцев и этот путь. Не говоря уже о том, что Молдова полностью бы закупоривала внешнюю торговлю Приднестровью. Правда, за последние два года Украина сама сделала то, о чём ещё несколько лет назад её упрашивала Молдова. Началось всё с запрета на въезд на украинскую территорию граждан России, а закончилось запретом на провоз подакцизных товаров. Остался ещё не обложенным молдавскими таможенными пошлинами приднестровский импорт, не относящийся к подакцизным товарам. Правда, если разобраться, то и для Молдовы доведение до логического конца блокадных мер в отношении Приднестровья чревато последствиями. Кишинёв уже не первый раз испытывает на себе последствия экономических санкций со стороны России. Первый раз это произошло в 2006 году, когда был заблокирован приднестровский экспорт. Второй раз – после подписания Кишинёвом Соглашения об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли с Евросоюзом. Наконец, не стоит молдавским политикам забывать и о том, что вступление во Всемирную торговую организацию стало возможным только после подписания Меморандума 1997 года, в котором, как уже говорилось выше, была закреплена свобода Приднестровья во внешней торговле.
В Киеве и Кишинёве прекрасно понимают, что от полного экономического блокирования Приднестровья в выигрыше будут не они, а их «западные партнёры», которые давно уже привыкли решать свои геополитические задачи чужими руками. Приднестровье – чужеродный элемент в санитарном кордоне, возводимом вокруг России.
Комментируя в недавнем интервью журналисту «Красной Звезды» Игорю Зотову ситуацию в зоне молдо-приднестровского конфликта, депутат Государственной Думы России Алексей Журавлёв подчеркнул: «Они и сейчас живут мирно. Молдаванам по большому счёту заокеанские игры не нужны, и тем людям, которые у власти в Кишинёве, это, кстати, тоже не надо. Они понимают, что экономическая интеграция с Российской Федерацией и Таможенным союзом им гораздо выгоднее. Но дело в том, что американцами выстроена довольно примитивная, но работающая система управления странами постсоветского пространства. Покупается не весь народ, а верхушка бизнес-сообщества, точнее, новоявленным толстосумам разрешают хранить деньги в западных банках и обещают, что их счета будут в сохранности. Происхождение этих денег понятно, они заработаны не у станка и не в поле… Эти деятели у американцев на крючке, через них и происходит влияние на курс постсоветских республик».
При этом Алексей Журавлёв, который не понаслышке знает о проблемах Приднестровья (он курирует гуманитарный проект Автономной некоммерческой организации «Евразийская интеграция»), особо подчеркнул: «Украина в угоду антироссийской политики рушит экономические связи. Саакашвили уже заблокировал границу, порты, через которые в Приднестровье поставлялись товары. Но нельзя сказать, что в полной мере введена экономическая блокада. Её в отношении Приднестровья ввести несложно, но могут быть тяжёлые последствия, и не только для Тирасполя».
«Мир должен знать: Россия своих не бросает», – заключил российский парламентарий.
Александр Никитин

Комментарии
Зарегестрируйтесь на сайте, чтобы оставлять комментарии
Организации
На главную страницу комитета Закрыть